Вторник, 21.09.2021, 05:53 | Поддержать проект
Познавательный Интернет-журнал
"Умеха - мир самоделок"
Самоделки, советы, ответы,
кулинарные рецепты и статьи.

Всегда есть, что почитать!
Главная Регистрация Вход
Приветствую Вас, Гость · RSS
Главное меню
Основные рубрики
Авиа и Космос [30]
Арт [123]
Архитектура [0]
Бизнес и е-Бизнес [8]
Вестник Гондураса [23]
Видео [12]
ВНИИСПК [0]
Военная техника [13]
Военные хитрости [17]
Ворчалки [6]
Вылазки [6]
Деньги [1]
Дневники пользователей [0]
Еда [7]
Ж/Д техника [1]
Из истории [2]
Интернет [12]
Казусы [8]
Лохотрон [3]
Мирная техника [0]
Новости [14]
Оружие [9]
Прикольное [15]
Разная писанина [26]
Разные интересности [34]
Религия [1]
Скрипты для сайтов [99]
События [9]
Страшные сны [4]
Техноген [3]
Флот [23]
Хорошие вещи [2]
Календарь
«  Октябрь 2015  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031
GA


 Блог
Главная » 2015 » Октябрь » 25 » Прорыв подводной блокады
15:19
Прорыв подводной блокады

Прорыв подводной блокадыПосле разгрома весной 1944 года немецко-фашистских захватчиков под Нарвой положение их группы армий «Север» значительно осложнилось. К середине лета обстановка для противника стала катастрофически ухудшаться. Опасаясь развертывания советских военно-морских сил, гитлеровское командование предприняло попытки усилить минные заграждения в Финском заливе. Одновременно значительно возросла активность флота. Вражеские корабли, в основном небольшие миноносцы, быстроходные десантные баржи и катера (большие корабли немцы не применяли с начала войны из-за боязни их потерять) постоянно старались нарушить наши коммуникации. Надеясь отсрочить поражение, руководство фашистской Германии решило использовать новейшее секретное подводное оружие, еще недостаточно освоенное личным составом.

В июне 1944 года в восточной части Финского залива было отмечено появление вражеских подводных лодок. Наблюдения показали, что здесь постоянно находятся две-три немецкие и одна-две лодки их сателлитов. Правда, активных боевых действий они не вели. По-видимому, минные поля из многих тысяч мин и специальные противолодочные позиции из сетей и мин, установленные самим противником и нашим флотом, сковывали действия подводников. Расположение полей редко соответствовало их границам, нанесенным на картах. Со временем течения и неизбежные ошибки команд, непрерывно подновлявших поля, изменили их конфигурацию. Очевидно, командиры лодок, не доверяя своим картам, не рисковали крейсировать на путях вероятного движения наших конвоев. Скорее всего они лежали на грунте и ждали появления подходящей цели.

В середине июля в Кронштадт в штаб Балтфлота пришло неприятное донесение — на Сескарском плесе, к востоку от Демантийских банок подорвалось и затонуло кабельное судно «Киллектор». Полученные данные об обстоятельствах катастрофы не позволили с уверенностью определить ее причину — столкновение с миной или поражение торпедой. Сразу же протралили море в месте трагедии, но мин обнаружить не удалось.

Через неделю малый охотник за подводными лодками «МО-304», находившийся в дозоре примерно в этом же районе, был подорван, согласно донесению, взрывом торпеды. В штабе это известие встретили с большим скептицизмом. Во-первых, стоимость торпеды превосходит стоимость деревянного охотника, во-вторых, для торпеды он по своим размерам слишком маленькая цель, в него просто трудно попасть. Это могло быть, если бы катер загнал лодку в безвыходное положение, например на мелкое место у берега.


Малый охотник

В Койвисто, где находился пострадавший катер, из штаба отправили специалиста по противолодочной обороне. Результаты его командировки оказались неожиданными. Он установил, что после полуночи гидроакустик охотника, стоявшего недалеко от берега, обнаружил слабый шум винтов подводной лодки. Охотник тут же начал ее поиск, но, не найдя ничего подозрительного, вернулся к месту стоянки и лег в дрейф. Примерно через полчаса почти одновременно раздались два взрыва. Первый разломил катер пополам, второй прогремел в соседних береговых скалах. Очевидно, лодка произвела залл двумя торпедами — первая поразила катер, вторая прошла мимо.

Малый охотник был удивительным судном. Он отличался исключительно продуманной конструкцией. Размеры его корпуса допускали перевозку по железной дороге. Три авиационных бензиновых двигателя по 850 л. с. давали ему сравнительно высокую скорость в 28 узлов. Он отличался феноменальной живучестью. При поражении бензобаков снарядами или осколками ниже ватерлинии взрыва или пожара не происходило, только при попадании раскаленных осколков в пространство бензобака, заполненное бензиновыми парами, мог быть взрыв. Часто разбитый авиационной бомбой или снарядом катер, точнее, его части, не терял плавучести.

Так случилось и в этот раз. Носовая часть вскоре затонула, кормовая осталась на плаву. Команде удалось остановить поступление воды, запустить двигатели и задним ходом благополучно дойти до своей базы.

Через несколько дней нападение повторилось. У южного входа в пролив Бьёркёзунд торпеда оторвала носовую часть охотника «МО-107». Экипаж смог довести катер почти до берега, где его взяли на буксир подоспевшие на помощь корабли.

Пережившие атаку моряки рассказали, что не видели обычного пенного следа движущейся торпеды. Тем не менее теперь никто в штабе не сомневался, что это была именно торпеда. Погода стояла хорошая. Течение в этих местах слабое. Поэтому поражение плавающими минами исключалось. Почти одновременные взрывы у борта «МО-304» и у берега говорили о торпедах. Характер разрушения уцелевших кормовых частей охотников свидетельствовал о том же. В обоих случаях катера находились в дрейфе, а это облегчало лодке атаку.

И все же удовлетворительного ответа на вопросы, почему торпеды не оставляют следа и почему лодки охотились за столь малозначительною целью, не было.

Начальник штаба Балтфлота контр-адмирал А. Н. Петров изучил анализ происшествий, проведенный начальником отдела подводного плавания и противоминной обороны капитаном 1-го ранга А. М. Стеценко. Он обладал большим опытом, еще недавно сам командовал бригадой подводных лодок и часто выходил с ними на боевые задания. Стеценко считал, что в обоих случаях была торпедная атака. По-видимому, были применены торпеды новой конструкции, не оставляющие пенного следа. Возможно, ее винты вращались электродвигателем, питаемым от аккумуляторов. Ряд косвенных данных говорил о том, что и лодка была новейшей постройки. Ее довольно долго не обнаруживали, вероятно, она была малошумной, обычную давно бы засекли и уничтожили. Очевидно, лодка имела усовершенствованную систему управления стрельбой, на это, в частности, указывало попадание в такую малую цель, как охотник. Проход через многочисленные минные поля и заграждения говорил о высоком уровне подготовки подводников (к середине 1944 года опытных кадров осталось мало). На обычной лодке был бы рядовой, наскоро подготовленный экипаж.

Согласившись с выводами, контр-адмирал приказал подготовить план борьбы с новым оружием и представить его на утверждение командующему флотом адмиралу В. Ф. Трибуцу. Решено было поймать и потопить лодку, а затем поднять ее и снять торпеды.

Торпедные катера усилили минные заграждения на путях возвращения лодок через финские шхеры. На боевое дежурство малые охотники стали уходить только парами. Теперь они ни при каких условиях не ложились в дрейф и не выключали двигатели. На кораблях, выходивших в море, было организовано дополнительное наблюдение за поверхностью моря в поисках перископа. Авиация усилила бомбовые удары по базам вражеского подводного флота. Увеличили число самолетов, ведущих поиски лодок в заливе.

30 июля в штаб поступило сообщение о новой трагедии: охотник «МО-105», патрулировавший у северных подходов к Бьёркёзунду, был разломан взрывом торпеды. Уцелевших семь человек доставили на базу. Подошедший к месту аварии охотник «МО-103» начал прослушивать глубину. Гидроакустик до боли в ушах вслушивался в шумы моря, но чего-либо похожего на шум винтов или звуки работающих механизмов подводного корабля не обнаружил.

Стояла хорошая погода. В гладкой воде отражалось голубое безоблачное небо. Изредка мелкая рябь нарушала однообразие зеркальной поверхности. Моряки с «МО-103» тщетно всматривались в водяную гладь. Ничего напоминающего перископ не было видно до самого горизонта. Только вдали неторопливо обыскивал морское дно дивизион тральщиков, прикрываемый двумя небольшими катерами - дымзавесчиками «КМ-908» и «КМ-910». В случае обстрела с финского берега они должны были поставить дымовую завесу.


С. К. Вишневецкая. Катера-дымзавесчики.

К вечеру с «КМ-910» заметили перископ. Сразу дали сигнал охотнику. Самим дымзавесчикам нечем уничтожать подводные лодки. Через несколько минут к указанному месту на полном ходу подошел «МО-103». Перископ исчез, но сигнальщик охотника В. А. Вяткин заметил едва видимый вихревой след. Скорее всего это был след винтов. Взбитая ими вода выдала лодку. Катер бросился в погоню. Через несколько минут гидроакустик Ю. Певцов доложил:

— Лодка слева пятнадцать, в семи кабельтовых!

С этого момента ее судьба была предрешена. Командир охотника старший лейтенант А. П. Коваленко имел большую боевую практику. Стараясь не спугнуть лодку, которая могла совершить противокатерный маневр или просто лечь на дно и затаиться, он повел охотник на сближение малым ходом. У команды субмарины должно было сложиться впечатление, что катер не слышит лодку. Когда дистанция сократилась до нескольких кабельтовых, катер набрал полную скорость и точно сбросил серию глубинных бомб. Бомбежка оказалась удачной. Вода покрылась пузырями воздуха и масляными пятнами.


Командир морского охотника МО-103 А. П. Коваленко

Ранее случалось, что пораженная лодка, полежав на дне несколько дней, исчезала. Поэтому командир охотника решил для верности прибомбить еще два раза. После второй серии взрывов стали всплывать различные предметы. Очевидно, лодку серьезно повредило, если только команда намеренно не имитировала гибель корабля, выбрасывая вещи. Через несколько мгновений все сомнения рассеялись. Вслед за подушками и матрасами на поверхность воды, закипевшей от огромных пузырей воздуха, буквально выскочили несколько бородатых моряков с надувными спасательными жилетами, надетыми поверх формы немецких подводников.

— Обросли, наверное, долго плавали,— отметили матросы, вытаскивая пленных на борт. Когда поднимали последнего, неожиданно с финского берега начался артобстрел. На «МО-103» едва успели сбросить вешку в месте гибели лодки и закрыться дымовой завесой.

Пленные, среди которых оказался командир лодки капитан-лейтенант Вернер Шмидт, на первом допросе показали, что лодка имела бортовой номер U-250. Ее построили всего лишь несколько месяцев тому назад. По своим техническим данным это была одна из лучших в своем классе подводных лодок конца второй мировой войны. Она могла догнать почти любой конвой. Ее оборудование позволяло поражать торпедами суда по звуку, не поднимая перископ. При правильном использовании такая лодка могла наделать много бед.


U-250

Командующему флотом, прибывшему из Ленинграда, прямо на пирсе доложили о повреждении лодки и пленении части экипажа.

— Теперь будем поднимать! — распорядился командующий. Вскоре вице-адмирал Ю. Ф. Ралль получил соответствующий приказ.

Через несколько дней водолазы капитана третьего ранга А. Разуваева довольно быстро нашли лодку и опустились рядом с ней на грунт. Помятый взрывами корпус лежал почти на ровном киле на каменистом дне. Глубина составляла 33 метра. Специалисты быстро составили проект подъема и через несколько дней приступили к заделке пробоин. Неожиданно подъем резко замедлился. Работы пришлось вести короткими летними ночами, так как днем по водолазным судам вели сильный огонь с берега. Кроме того, к месту гибели лодки дважды пытались прорваться немецкие торпедные катера. Обладая большой скоростью, они шли прямо по минным полям. Взрывы мин оставались у них за кормой, не причиняя катерам вреда. Но пробиться через заградительный огонь наших кораблей они не смогли. Во время этих атак три катера пошли на дно. Военнопленные, взятые в ходе последующих боев, показали, что катера имели задание найти по магнитному полю лодку и уничтожить ее глубинными бомбами. Кроме того, они должны были сбросить особые мины, чтобы затруднить действия водолазов. Но обо всем этом в штабе Балтфлота узнали значительно позже.

На первом допросе немецкие подводники, еще не успевшие прийти в себя (у них началась легкая форма кессонной болезни от стремительного всплытия), рассказали, что от первой серии глубинных бомб в лодке погас свет и она потеряла управление. Близкими взрывами ее бросило на грунт. В центральный пост стали докладывать о мелких повреждениях в отсеках. Вторая серия повредила прочный корпус. В лодку начала поступать вода. Пришлось изолировать отсек с дизелями, затем последовала команда задраить люки между всеми отсеками. После третьей атаки охотника из отсеков сообщили о серьезном разрушении корпуса и выходе из строя основных приборов.

Считая, что следующая серия глубинных бомб уничтожит лодку, командир приказал всем находившимся в центральном посту перейти в рубку, задраить переходный люк и немедленно подать в нее воздух. Как только давление воздуха сравнялось с давлением забортной воды, собравшиеся в рубке отключили подрывные устройства, открыли входной люк, и всех выбросило с воздушным пузырем. При быстром подъеме давление воды стремительно уменьшается, и воздух, расширяющийся в легких, может их разорвать. Однако этого не произошло. Очевидно, подводники готовились по полной, а не по сокращенной программе военного времени и были тренированы для свободного всплытия вместе с пузырем воздуха.

Вскользь брошенная фраза об отключении подрывных устройств не укрылась от внимания офицера, проводившего допрос. Она означала, что не исключалась потеря даже поднятой лодки. Не зная, как отключить взрывные устройства самоликвидации, можно было случайно взорвать лодку вместе с торпедами. Проще всего проникнуть в лодку смогли бы пленные. Но кто из них согласится добровольно отдраить люки и горловины? Наверняка в служебных инструкциях экипажа были параграфы, в которых предусматривался подрыв лодки в случае ее пленения, и скорее всего подводников готовили к самоуничтожению вместе с кораблем.

Требовалось найти среди спасшихся человека, понимающего неизбежность поражения гитлеровской Германии и бесцельность дальнейшего сопротивления. Но как его найти? Нельзя исключить вероятность, что согласившийся вскрыть люки на самом деле может включить подрывные заряды.

На первых допросах немецкие моряки держались вызывающе. В новых мундирах, выданных со склада трофейного имущества, чисто выбритые, они, казалось, не придавали особого значения своему пленению. Лишь у немногих с трудом удалось за кажущимся спокойствием и самоуверенностью разглядеть обреченность.

На вопросы биографического характера пленные отвечали подробно. Охотно рассказывали о прохождении учебы, службы и плавании на других лодках. Выяснилось, что командир подводной лодки Шмидт имел большой военный опыт. Раньше он плавал на крейсере, затем перешел в авиацию. Летал над Северным морем наблюдателем, участвовал в постановке мин с воздуха, бомбил Лондон, Белград, Александрию, был в числе немногих, прорвавшихся на бомбежку Москвы. В 1942 году переведен в подводный флот. На вопросы же о боевых задачах соединения подводных лодок, в которое входила U-250, о режиме связи, расположении минных полей и рекомендациях по их преодолению, наконец, о технических характеристиках лодки и ее оружия следовали уклончивые ответы или ссылки на присягу и военную тайну. На вопрос о задачах лодки в походе пленные отвечали односложно: выйти в восточную часть Финского залива, приступить к поиску и уничтожению советских транспортов и боевых кораблей на коммуникациях.

— Но не сосновых же катеров! — не выдержал допрашивавший офицер.

Большинство (велся групповой допрос) не поняло скрытого смысла восклицания, только командир и еще один подводник смутились. Разумного объяснения, почему велась стрельба по катерам, так и не получили. Единственное, как сказал Шмидт, использовали малогабаритную торпеду с уменьшенным зарядом. Можно было подумать, что у экипажа сдали нервы и подводники стремились быстрее истратить торпеды, чтобы покинуть боевые позиции. Во всем этом была не очень понятна роль офицеров лодки. Дело в том, что цель через перископ могут видеть только командир или вахтенный офицер, стрельбу ведет сам командир. Кроме того, о характере цели имеет представление акустик. О поражении же цели по взрыву узнает весь экипаж.

— Из пушки даже не по воробьям, а по мухам! — откомментировали результаты похода лодки штабные работники.

— Наверное, слишком долго пробирались по минным полям к нашему фарватеру, стали бояться шума собственных винтов!

На основании допросов можно было предположить, что подводники не знали, что наши войска во многих местах почти вплотную подошли к государственной границе Германии. Где проходит в действительности линия фронта на суше, они даже не подозревали. Этим и решили воспользоваться.

Иногда допросы проводили в кабинетах старших командиров штаба флота. У них на стене обычно висела карта боевой обстановки. Перед тем как ввести пленного, карту задергивали занавеской, хотя и не всегда тщательно. Пленные постепенно освоились на допросах. Пока работал переводчик, они через окно разглядывали корабли или старались украдкой подсмотреть карту.

Решили показать карту командиру лодки. Перед тем как ввести Шмидта в кабинет, карту, как всегда, задернули, но не очень тщательно, так чтобы была видна большая часть нижнего угла с участком сухопутного фронта в Прибалтике. Начальник разведки флота П. Д. Грищенко задал один из вопросов, на которые обычно не получал откровенного ответа. В ожидании следующего вопроса Шмидт скосил глаза в сторону карты. Заметив его повышенный интерес, Грищенко встал, подошел к стене и стал поправлять угол занавески. Пленный машинально повернулся в сторону карты. На вопрос:

— А разве в вашем штабе не висела похожая? — он отрицательно замотал головой.

— Нет, только район нашего патрулирования.

Грищенко закрыл карту, а затем, несколько помедлив, сказал:

— Ладно, смотрите! — и отдернул занавеску. Пленный стал напряженно вглядываться в красные и синие стрелы. Подойдя ближе, попытался прочесть пслух наименования знакомых мест на русском языке.

— Этого не может быть! — наконец произнес он.

Спустя несколько дней Грищенко продолжил допрос. Уже в самом его начале капитан-лейтенант сказал, что все продумал и понял, что чем скорее кончится война, тем меньше будет жертв среди гражданского населения Германии. Учитывая это, он согласен отвечать на все вопросы.


П. Д. Грищенко командовал лодкой Л-3 (подводный минный заградитель), вооруженной шестью торпедами и 20 минами. Именно этой лодке (после Грищенко ею командовал В. К. Коновалов) довелось одержать наибольшее число побед в Советском флоте. Она потопила и повредила 7 боевых кораблей и 21 транспорт противника. Среди них оказался транспорт «Гоя», перевозивший в 1945 г. более 5000 солдат и офицеров, среди которых было 1300 немецких подводников — примерно 30 экипажей лодок.


Транспорт «Гоя»



Л-3

Ответив на вопросы о характеристиках и устройстве U-250, Шмидт добавил, что более подробные данные можно получить, если проникнуть внутрь лодки и извлечь из нее техническую документацию.

— Нужно подумать, как это сделать,— закончил Шмидт.

— Сделать это не сложно,— ответил Грищенко, ваша лодка сейчас в доке, и можно будет пройти по ее отсекам. Кстати, вы сможете забрать свои личные вещи и вещи спасшихся с вами людей.

Шмидт замолчал в изумлении.

Через несколько часов Грищенко и Шмидт в сопровождении инженера-судоремонтника спустились в док, в котором стояла лодка. К ее окрашенному черной краской корпусу кое-где прилипли водоросли. По приставным лестницам все трое поднялись в ходовую рубку. Здесь уже находились двое офицеров.

— Можете начинать,— негромко сказал Грищенко.

Один ю офицеров взялся за маховик на входном люке. Шмидт решительно отстранил его и, нажав вначале кнопки какого-то настенного прибора, закрытого литым металлическим колпаком, быстро отвернул маховик, открыл люк и решительно спрыгнул вниз. Грищенко последовал за ним.

— Здесь документы, там шифры и коды, это шифровальная машинка.—Затем он что-то включил и открыл люк в соседний отсек. Луч фонарика отражался в каплях воды на стенах. Пол был покрыт лужами. Шмидт подошел к следующему отсеку и слегка приоткрыл люк.

— Вот! Это то, что вас интересует! Это электрическая самонаводящаяся торпеда с
акустической головкой. Ее марка Т-5. Условное наименование «Король заграждения». Устройство торпеды я знаю только в общих чертах. Как обезвредить в ней самоликвидаторы, знал он. Это представитель завода.— Капитан-лейтенант показал лучом, фонарика на тело рядом с торпедным аппаратом.

— Торпеды требовали проверки перед пуском, поэтому его и послали с нами. Техдокументация где-то здесь. Самоликвидаторы могут быть указаны на чертежах намеренно неправильно. Поэтому торпеды лучше разоружить в каком-либо окопе. Их нужно вынуть через люк в палубе.

— Я обратил внимание, что вам не удалось сразу открыть отсек. Если бы вы ошиблись, что бы с нами было?

— Ничего. Взрыв мог произойти, если бы мы попытались взломать замок или люк. А как бы вы поступили, если бы я отказался отключить подрывные устройства?

— Трудно сказать, я не минер. Скорее всего мы бы вырезали отверстие в корпусе в местах пробоин. Это могло привести к успеху?

— В   принципе да, но при удаче.

На лодке оказались две торпеды Т-5, две электроторпеды и несколько усовершенствованных парогазовых торпед. Спустя несколько недель они были разоружены. Эта работа окончилась успешно. Оказалось, что, торпеда Т-5 могла наводиться по шуму винтов. Причем, кроме обычного взрывателя, у нее имелся неконтактный электромагнитный взрыватель, так что для ее взрыва не требовалось обязательного удара о корпус судна.

О захвате торпед было немедленно сообщено союзникам. 30 ноября Черчилль послал личное письмо Сталину, в нем он писал: «Советский Военно-Морской Флот информировал, что в захваченной подводной лодке обнаружены две германские акустические торпеды Т-5... При их помощи были потоплены или повреждены 24 британских эскортных судна... ...Изучение образца торпеды Т-5 было бы крайне ценным для изыскания контрмер...» Черчилль просил о немедленной передаче одной из торпед для изучения. Доставить торпеды, возможно, поврежденные взрывами, в Англию оказалось невозможно. Союзникам предоставили возможность приехать в Советский Союз и изучить трофей на Балтике. Раскрытие тайн торпед позволило разработать контрмеры, которые свели к нулю эффективность новейшего оружия фашистской Германии.

Автор А. Волгин

Категория: Флот | Просмотров: 919 | Добавил: Mao | Теги: море, мина, ВОВ, блокада, торпеда, Вторая Мировая, Война | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 0

Комментарии
Имя *:
Email:
Код *:

Автор-составитель © Владимир Мао
Корзина
Ваша корзина пуста
Поиск по сайту
Сейчас читают
Рассылка сайта
Подписаться на информационные рассылки сайта
GA

Enter
Логин:
Пароль:
География "Умехи"
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Зарегистрированных: 0


Проект "Умеха - мир самоделок" существует с 2005 года и с тех пор постоянно наполняется и совершенствуется. Основная доля документов, представленных на сайте материалов, предназначена для людей хозяйственных, интересующихся ведением собственного подсобного хозяйства, строительством, ремонтом и благоустроиством собственных домов, квартир или дачных участков.

У хорошего хозяина обязателно дожна быть своя мастерская и необходимые инструменты. К сожалению, не все станки по карману рядовому домашнему мастеру, с этой целью на сайте представлена большая коллекция чертежей и описаний самодельных токарных станков по дереву и металлу, а так же других инструментов и приспособлений для домашнего мастера.

Для людей занимающихся ведением своего личного подсобного хозяйства (ЛПХ) или фермерством, большая рубрика "Свое хозяйство" для удобства поделена на несколько узкотематических разделов, среди которых отдельными пунктами выделены такие темы, как парники и теплицы, цветы и флористика, деревья и кустарники, птицеводство и животноводство, пчеловодство и рыбоводство. Много статей опубликовано по теме "Сад и Огород".

И это далеко не все возможности сайта "Умеха - мир самоделок".

  • Копирование материалов сайта возможно при условии прямой активной ссылки на сайт Познавательный Интернет-журнал "Умеха - мир самоделок"
    и обязательным указанием автора и источника материала, кроме материалов, где в конце явно указано на запрет копирования.
  • По всем вопросам вы можете обратиться к администратору сайта через форму обратной связи